Половое воспитание девочки подростка

Половое воспитание в подростковом возрасте

Подростковый возраст, возраст полового созревания — критический период в биологическом, психическом и социальном развитии человека. Отрочество, как никакой другой этап жизни, совмещает в своем настоящем черты прошлого и будущего. В это время завершается оформление той схемы поведения, которая будет существенно влиять на физическое и психическое здоровье, на всю дальнейшую общественную и личную жизнь.

Психику подростка характеризуют повышение чувствительности и возбудимости, неуравновешенность, раздражительность, причудливые сочетания стеснительности, стыдливости и заносчивости, развязности, стремление к независимости, освобождению от влияния авторитетов, переход К самостоятельности взрослого, индивидуализация психики и, вместе с тем, недостаточность ее индивидуального характера, выраженное влияние ближайшего окружения. Эти особенности отражаются во многих формах поведения, общения, переживаний, обычно объединяемых выражением «трудности подросткового периода».

Одни подростки руководствуются в поведении хорошо осознанными положительными нравственными нормами, другие обладают более низким уровнем нравственных понятий и поведения либо формальным и не реализуемым в жизни знанием моральных норм, а третьи еще не устанавливают связи между известными им нравственными требованиями и собственным поведением.

У девочек самосознание формируется в целом быстрее, чем у мальчиков, они взрослеют раньше и по-своему. У девочек раньше возникают сложные формы рефлексии, чувство одиночества; сильнее потребность во взаимопонимании, психологической близости; они раньше, чем мальчики, и в 3-4 раза чаще пишут дневники, стихи; у них раньше и сильнее проявляется интерес к внутреннему миру литературных героев; ориентация на словесное общение больше, чем на совместную деятельность, и сильнее, чем у мальчиков. Сравнивая себя со сверстниками, девочки указывают на свою меньшую общительность, но большие искренность, справедливость, верность, а мальчики, оценивая девочек, — на их меньшую смелость, общительность, жизнерадостность и большую доброту, умение понять другого.

Девочек собственная внешность начинает беспокоить раньше и в два раза чаще, чем мальчиков; девочки намного чаще завидуют мужскому социальному статусу, чем мальчики — женскому; девочки свободнее в общении с мальчиками, чем мальчики — с девочками; у мальчиков больше потребности в достижении своих целей и ориентация на будущее. Вероятно, в связи с отмеченными различиями мальчики более неуверенны в самооценке и предполагаемой оценке со стороны сверстников, а девочки более конформны и догматичны, больше склонны к невротизму и тревожности. Воспитываясь в религиозных семьях, девочки испытывают сомнения в вопросах религии и веры реже, чем мальчики, но на один-полтора года раньше.

Познавая себя, подросток приходит к формированию Идеального образа своего «Я» и стремится этому образу соответствовать. Тем самым он вступает в период самовоспитания, которое все больше становится призмой, преломляющей внешне воспитательные влияния. Иногда самовоспитание принимает крайние формы: мальчик для воспитания смелости, например, прыгает с моста, рискуя жизнью, или затевает драку; девочка для преодоления стыдливости ведет себя развязно либо воспитывает «женскую неприступность» столь непреклонно и прямолинейно, что оказывается отвергнутой сверстниками и сверстницами. В большей или меньшей мере через это проходит почти любой подросток, но большинство из них быстро изживает эти крайности, особенно при правильном отношении взрослых к проблемам переходного возраста.

Отношения со взрослыми и родителями являются основным содержанием так называемого «конфликта отцов и детей». В истоках его лежат стремление подростков к самостоятельности, достижению статуса взрослых и свойственная подросткам потребность в группировании со сверстниками. Различия поколений существовали всегда, но в наше время их усиливает скорость перемен в технической и социальной сферах. Родители так или иначе идеализируют собственный жизненный опыт или, принимая его за точку отсчета, не всегда оказываются в состоянии понять подростка и найти с ним общий язык в решении нравственных проблем. Достигнет ли диалог отцов и детей степени реального конфликта, зависит прежде всего от взрослых.

Близость с друзьями-сверстниками у подростков становится большей, а с родителями — меньшей, но влияние родителей на психосексуальное развитие ребенка не уменьшается. «Закормленные любовью», постоянно ощущающие свою «сверхценность» дети в последующей жизни не столько любят, сколько покровительствуют любви других к себе как основному способу своего самоутверждения. Их браки часто непрочны, в поисках любви и защиты они склонны возвращаться к родителям. Дети слишком холодных, неласковых родителей чувствуют себя лишними, ненужными, а во взрослом возрасте либо неспособны к чувству любви, либо пассивны, благодарны за проявляемые к ним чувства и легко поддаются иллюзии любви. Наряду с прочими факторами, на сексуальную ориентацию подростков оказывает влияние характер обращения с ними родителей с раннего детства. Чрезмерно ласковое обращение родителей (частые, крепкие объятия, поцелуи в губы, сон вместе с детьми и купание их даже в подростковом возрасте) нарушает нормальное сексуальное развитие младшего поколения: либо чрезмерно эротизирует любовь, либо приводит к безразличию к противоположному полу. Мальчики, имеющие таких матерей, нередко вступают в ранние половые связи, а девочки, имеющие таких отцов, впоследствии чаще выходят замуж за мужчин значительно старше их. Если на девочек эмоциональная близость с матерью действует только благотворно, то у мальчиков высокие ее степени сопряжены с эмоциональной неустойчивостью, саморефлексией, низкой откровенностью с друзьями, тогда как психологическая близость с отцом способствует развитию самоконтроля.

Подростку свойственна активная деятельность в коллективе, и соблюдение интересов группы нередко становится для него определяющим. Такое полное отождествление себя с группой и подчинение ей являются необходимой стадией социализации. В последнее время эта сторона жизни подростков привлекает все большее внимание в связи с проблемой «подъездов», «опасного возраста», «трудных подростков» и т. п. Сама проблема и отношение к ней взрослых и подростков неоднозначны. Очевидно, что эта проблема в немалой степени является результатом пробелов в воспитании. Для большинства «трудных» подростков «жизнь в подъезде» — лишь этап, который впоследствии оценивается ими как «выброшенные годы… блеклая картинка без смысла».

Подросток, многие привязанности которого осознанно или неосознанно связаны с формирующейся сексуальностью, ориентируется на группу и при выработке норм общения между полами. При отсутствии должного воспитания он находит в группе основной или единственный источник информации и образцов ролевого поведения, которые далеко не всегда являются желательными.

Алкоголь, табак и наркотические вещества составляют предмет искушения, мимо которого может пройти не каждый подросток, будь то мальчик или Девочка. У подростков быстрее, чем у взрослых, формируется неодолимое влечение к разным формам наркотизации (курение, алкогольное опьянение, токсикомания, употребление наркотиков). Эти подростки, в большинстве своем отклоняющиеся от нормы с раннего возраста, составляют основную часть подростков-правонару-шителей. Существует определенная связь между алкоголизацией матери и отца не только с физическим и психическим развитием детей, но и со склонностью ребенка к алкоголизации. Причиной этого является не только воспитание в неблагополучной семье. Вещества, находящиеся в крови беременной женщины, поступают в кровь плода, и дети, за время внутриутробного развития привыкшие к действию алкоголя или наркотика, рождаются фактически с синдромом похмелья или «ломки». Опасность первой рюмки или первой дозы наркотика для них неизмеримо выше, чем для «обычных» детей. Даже относительно «невинное» курение во время беременности ощутимо влияет на психическое развитие будущих детей. Распространенность и возраст начала курения достоверно связаны с тем, курят ли в помещении, куда попадает младенец из родильного дома.

Среди причин, побуждающих к алкогольной и не-алкогольнбй наркотизации, значительное место занимают проблемы общения и сексуальности. Сигарета становится пропуском в компанию сверстников или старших не только для мальчиков, но и для девочек. Употребление алкоголя и наркотиков помогает преодолеть барьер застенчивости и стыдливости, стимулирует и раскрепощает эротичность. Порой это заходит непоправимо далеко, может создавать прямую угрозу психическому и физическому здоровью, особенно девочек, приводить к раннему материнству, сказывается на здоровье будущих детей. Сами подростки часто видят в наркотизации случайный, не характеризующий их личность и не мешающий ее развитию признак и либо не находят нужным освободиться от дурной привычки, либо не умеют решить свои проблемы иначе. Еще не осознав пагубного влияния наркотизации, исходя только из собственного одностороннего и ограниченного опыта, подростки часто невосприимчивы к прямой антиалкогольной и антиникотиновой пропаганде.

Чаще всего подростка в отношениях со сверстниками быстро перестает удовлетворять просто приятельство, общение ради общения. У девочек раньше и сильнее, у мальчиков несколько позже возникает потребность в психологической близости, понимании другим человеком, доверительности, удовлетворяемая всё более дифференцированной дружбой. Позже она может принимать характер увлечения. Подростки часто неоправданно идеализируют друга. В результате каждый седьмой мальчик и каждая четвертая девочка страдают от «непонимания со стороны друзей».

В древнеиндийском трактате «Ветви персика» говорится: «Три источника имеют влечения человека — душу, разум и тело. Влечение души порождает дружбу. Влечение разума порождает уважение. Влечение тела порождает желание. Соединение трех влечений порождает любовь». Подросток, ища себя в любви, чаще всего мечется между этими крайностями, прежде чем сумеет объединить различные влечения в одном чувстве. В раннем периоде созревания физическая и психическая составляющие полового влечения изолированы друг от друга. Это возраст любви-дружбы, любви-идеализации, чистых и целомудренных отношений. Стремление ухаживать и иметь поклонников, нежность, кокетство, мечтания еще не связываются с половым влечением. На этой стадии любовь выражается в мечтах, во влюбленности издали, а в реальной жизни другой пол часто отвергается или же вызывает неприязнь. У мальчиков, с их раньше пробуждающимся половым влечением, этот разлад особенно напряжен, противоречив. Как верно подмечено, подросток часто не любит женщину, к которой его влечет, и его не влечет к женщине, которую он любит. У некоторых людей этот драматический конфликт «возвышенной», психической, и «низменной», телесной, сторон любви сохраняется в течение всей жизни.

Столкновение романтической любви с развивающейся сексуальностью остро переживается подростком вне зависимости от того, умеют ли увидеть и понять эту драму взрослые. От них в значительной, а нередко и в решающей мере зависит исход этой драмы. Чем лучше подготовлены подросток и окружающие его лица к предстоящим изменениям, тем меньше прямые биологические влияния на развитие его личности, тем больше социальная, сугубо человеческая опосредованность его сексуальности, тем ближе к оптимальному, гармоничнее развитие его психики и личности, его психосексуальное и морально-нравственное становление.

Пубертатный период связан с реорганизацией образа своего тела в ходе бурного рывка в физическом развитии. На этом уровне девочки придают больше значения внешней привлекательности, а мальчики — физическим качествам, физической силе.

Некуда девать удлиняющиеся руки и ноги, за один учебный год становится мала парта, движения приобретает черты угловатости и неловкости, трудно управлять голосом, новизна формирующейся груди и ощущения первых менструаций у девочек, необычность полового напряжения и его разрядка при поллюциях у мальчиков — вот далеко не полный перечень волнующих подростка телесных сенсаций.

Если развитие вторичных половых признаков происходит медленнее, чем у сверстников, может возникнуть чувство неполноценности. Наоборот, более сформированные подростки могут тяготиться излишним вниманием, стремиться изменить фигуру (особенно девочки), становятся робкими, замкнутыми. Менструации — не только признак женственности, это и утрата детства, отсюда сложное и иногда невротическое отношение к развивающейся женственности.

Трудности формирования образа тела проявляются и в манере подростков одеваться. За своеобразием и экстравагантностью стоит не только стремление к самоопределению и выделению себя из массы людей. Время и усилия, затрачиваемые людьми на оформление своей внешности, одежда, уход за кожей, татуировка и даже пластические операции направлены на создание соответствия своему идеальному образу, который может радикально изменяться с течением времени, при различных культурных влияниях. За оригинальностью манеры одеваться стоит стремление «быть как все» или подчеркнуть для себя и других «нормальность» своего тела. Для большинства подростков это лишь поиск себя, этап развития.

Не менее, а часто и более драматичные проблемы возникают в связи с пробуждающимся у подростка половым чувством. Ни с чем не связано столько, к сожалению, до сих пор окончательно не изжитых даже среди врачей заблуждений, предрассудков и страхов, сколько с подростковой мастурбацией. Ее считают причиной импотенции, неврастении, даже слабоумия, шизофрении и т. д. При этом следствие путается с причиной, и мастурбация при ряде заболеваний принимается за их источник.

Осведомленность родителей о подростковой мастурбации в общем невелика. Заметив ее у своих детей, родители часто бывцют потрясены и проявляют резко негативные реакции — от запугивания до запретов, постоянного контроля и даже физических наказаний. Нередко мы сталкиваемся с брезгливо-презрительным отношением родителей, унизительным для подростка выслеживанием.

Формирующееся половое чувство связывается с гениталиями значительно раньше, чем возникают истинная потребность и возможность прямого полового контакта. Оказавшись перед реальным фактом возникшего полового напряжения и побуждаемый рядом внешних влияний (случайные внешние раздражители, поллюции в полусонном состоянии, длительные соматические заболевания, а чаще — дурная информация или наглядный пример), подросток открывает для себя мастурбацию как способ разрядки и удовлетворения интереса к собственной половой функции.

Неустойчивость сексуального поведения подростков способствует тому, что оно нередко сближается с патологическими формами, особенно при популяризации порнографии в кино, на телевидении, в прессе, рекламе.

Вполне понятно, что мужское и женское формирование тела и психики детей не только радует, но и смущает родителей, особенно при первых и прямых столкновениях с сексуальностью ребенка. В этих случаях необходимы тактичность и деликатность родителей, их уважение к интимной жизни подростка/понимание трудностей его роста и помощь в их преодолении. Сексологи постоянно подчеркивают, что запугивание в связи с подростковым онанизмом часто приводит к невротическим реакциям, нарушениям формирования полового влечения и половой способности. Приходится наблюдать подростков, основной причиной невротических состояний у которых оказывается отношение к ним взрослых в связи с онанизмом. Он является основным поводом для обращения к врачу. Инициатором обращения обычно выступает мать. К моменту обращения чаще всего имеется более или менее длительный стаж выслеживания, запугивания. Тревога матери нередко достигает степени паники. В общем состоянии подростка (это большей частью мальчики) обращают на себя внимание расстройства сна, признаки тревожности и чувствительности, нарушение эмоционального контакта с родителями, иногда со сверстниками. У девочек в таких случаях нередки ис-тероидные проявления характера.

Отношение многих взрослых к сексуальности представляет собой смесь ханжества и неосведомленности в вопросах пола. При этом обычно взрослый не только уверен в своем праве на сексуальность и в ее непредосудительное, но и осуждает любые проявления сексуальности у других, особенно у молодежи. Такое различие позиций родителей и подростка является одной из причин того, что начинающееся только в подростковом возрасте половое воспитание является, строго говоря, лишь попыткой перевоспитания, успешность которого значительно затруднена, прямое же, непосредственное формирование полового поведения теперь уже оказывается невозможным. Признание этого факта не освобождает родителей от ответственности за нравственное и психосексуальное развитие подростка, находящегося на пороге зрелости, а лишь увеличивает эту ответственность.

Часто преувеличенное мнение взрослых о развращенности подростков, обязанное ханжеству и страху за собственных детей («неиспорченных», в отличие от прочих сверстников) и возрастным барьерам взаимопонимания, может препятствовать формированию правильного отношения подростка к противоположному полу. Неуважение, оскорбительные подозрения, излишне откровенные и натуралистические сведения, высказываемые взрослыми в адрес объекта симпатии подростка, даже если они вызывают у него резкий протест и как будто отвергаются им, могут сказываться на его дальнейшей жизни и значительно осложнять отношения с людьми. Не менее вредно и слишком серьезное отношение взрослых, когда объект первой влюбленности подростка рассматривается ими как завтрашние муж или жена. Подросток к такой перспективе не готов — она лишает первую влюбленность свойственного ей целомудренного очарования. Одних подростков это может толкнуть на ускорение сексуальных контактов, других — заставить стыдиться того, что составляет счастье и смысл этого периода их жизни.

Даже если взрослые считают чувствительность подростка в этом плане излишней или возникающие отношения — нежелательными, они должны в первую очередь проявить уважение к существующим отношениям и чувствам, а уж потом пытаться разумно влиять на них. Здесь важны не столько специальные приемы воспитания, сколько следование основным законам человеческого общения, понимание, доверие, уважение, такт.

Очень часто родители, порой сами того не сознавая, при воспитании детей идеализируют или намеренно приукрашивают свой жизненный опыт, причем переносят его на жизнь подростка без учета пола и разницы поколений, выставляют себя и свою жизнь в качестве непререкаемого образца для копирования. На самом деле важно, чтобы подросток видел во взрослом не подавляющий и недосягаемый образец, не проповедующего одно и делающего другое ханжу, а человека со своими достоинствами и недостатками, убеждающего всем своим прошлым и настоящим опытом, что единственный путь настоящего человека — самосовершенствование.

Другая разновидность упущений, питающаяся отрывочными сведениями о «новых веяниях» в воспитании, — снятие всякого контроля родителей и воспитателей, моральная и этическая вседозволенность при предоставлении «полезных» знаний, которым и ограничивается работа с подростком.

Наконец, третья, весьма распространенная ошибочная тенденция взрослых — стремление обеспечить подростку бесконфликтное существование, избавить его от столкновений с жизнью. Результатом является отсутствие нравственной устойчивости, когда первое же соприкосновение с жизненными трудностями вызывает отчаяние, пессимизм, неверие в себя и людей.

Необходимо помнить, что подросток требует не столько самостоятельности — она его часто даже пугает, сколько признания права на самостоятельность. Уважение к его личности, к его трудностям и потребностям, серьезный и доверительный обмен мнениями, попытки опровергнуть (а не отвергнуть) неверные представления, предложить и мотивировать (а не насаждать принудительно) линию поведения, вызвать стремление разрешать и преодолевать конфликты и трудности — это тот путь, который обеспечивает человеческие права подростка и обогащает его личность.

Родители могут быть недостаточно готовы к тому, что для детей семейные границы скоро станут узкими, и болезненно реагируют на предвестники и признаки взросления детей, неотвратимость которого все более очевидна. Развивается своеобразная ревность, когда, боясь отрыва детей от себя, родители стараются всячески привязать мальчика или девочку к себе, сохранить «права собственности» на ребенка. Чем больше эти усилия, тем нередко конфликтнее становится ситуация. Ласковость матери в обращении с мальчиком и отца по отношению к девочке может иногда восприниматься подростками как бестактность.

В других случаях она принимается как нечто естественное, но может конкурировать с внесемейным общением, и возникающее ограничение контактов со сверстниками травмирует подростка. Отказ подростку в праве на независимость, на самостоятельное определение круга общения, на наличие своей внутренней жизни расценивается подростком как пренебрежение его интересами и может приводить к затяжным и тяжелым конфликтам.

Подросток, безусловно, должен быть огражден от всех видов порнографии. Функцию такого ограждения выполняют не запреты и наказания, а постоянное, дружественное и аргументированное разъяснение примитивности этой продукции, доведение до чувства и сознания подростка, что он лучше и выше этого, что плоха и грязна не сама сексуальность, а обеднение и загрязнение ее.

Родители должны понимать, что и у мальчиков, и у девочек возникает потребность в обсуждении вопросов пола, а существенным препятствием к правильной их оценке может быть ранее накопленный багаж циничных терминов и представлений.

Иногда достоянием взрослых становятся случаи, когда в обществе сверстников подросток участвует в циничных беседах, рассказывает «грязные» анекдоты и т. д. Необходимо помнить, что наибольшую настороженность должны вызывать те случаи, когда мальчик или девочка молчаливо присутствует в такой компании, по разным причинам не принимая участия в происходящем, но и не покидая компанию, не выражая несогласия или протеста. При такой позиции подросток подвергается интенсивной сексуальной стимуляции, но никак не разряжает возникающего напряжения, которое при длительном накоплении может реализоваться в тех или иных сексуальных затруднениях или отклонениях в последующей жизни.

В непосредственной связи со сказанным стоит вопрос о «сексуальных» рисунках, авторами их чаще являются мальчики. Рисунки характеризуются обычно аффективным увеличением и детализацией изображения гениталий при явно недостаточной информированности авторов. Можно усматривать в ряде случаев связь таких рисунков, как и циничных разговоров, с хорошо известным психиатрам ритуалом символического уничтожения навязчивостей. В этом плане интересны встречающиеся в литературе указания, что иногда непристойные рисунки могут быть использованы при психотерапии подростков. Оптимальная тактика родителей заключается в спокойном и деловом разъяснении прежде всего того, что навязывание другим людям своих проблем, интересов и сомнений интимного свойства может порождать у них аналогичные трудности и потому неэтично.

Нередко со вступлением в подростковый возраст мальчики пренебрегают гигиеной тела. Отчасти это связано с уменьшением повиновения и увеличением тенденции к самостоятельности, отчасти с уже рассмотренными реакциями на проявления полового созревания. Принуждения и понукания превращают антигигиену в инструмент борьбы подростка за свою самостоятельность. Не следует скрывать от подростка, что дурной запах грязного тела, неопрятный вид вызывают неприятные эмоциональные реакции даже у любящих его людей. Девочки должны получить все необходимые разъяснения по женской гигиене и соблюдать ее самостоятельно. Необходимо дать почувствовать подростку, что его опрятность увеличивает расположение к нему окружающих, способствует упрочению эмоциональных контактов.

Впервые почувствовав расположение к сверстнице, мальчики могут становиться даже преувеличенно опрятными. Задерживая на этом внимание, подтрунивая, иронизируя, высказывая догадки, даже любя и ласково, родители рискуют надолго нарушить стремление к чистоте и опрятности. Девочки, а часто и мальчики очень тяготятся выраженными проявлениями созревания в виде угрей, гнойничков, волос и пр. Родители должны объяснить, что это следствие нарушения гормонального равновесия в период полового созревания, что со временем эти проявления исчезнут. А пока можно посоветовать умывание специальным мылом, протирание кожи лосьонами или салициловым спиртом, использование специальных кремов. Доходчиво объясните, что нельзя выдавливать угри, поскольку в этих случаях возможны нагноения, оставляющие рубцы. Если простые меры не помогают, обратитесь к помощи косметолога.

Девочек может тревожить рост волос на ногах вследствие временного повышения уровня мужских гормонов. Успокойте дочь и предостерегите от попыток самостоятельной эпиляции. Оволосение со временем пройдет (или отношение к нему изменится), а вот следы неумелой борьбы с ним могут остаться навсегда.

Мальчиков очень пугает болезненное набухание грудных желез вследствие дисбаланса мужских и женских половых гормонов. Обычно эти явления проходят через год-два без всякого лечения. Однако мальчикам при этом требуются психологическая поддержка, доходчивое разъяснение.

Половое созревание мальчиков проявляется поллюциями (непроизвольными семяизвержениями во сне). Родителям необходимо подготовить сына к этому, объяснить физиологический характер явления. Лучше это сделать отцу.

Точно так же надо подготовить и девочку к первой менструации. Сегодня многие девочки знают о том, что этот факт свидетельствует о превращении девочки в девушку, но далеко не всегда понимают, как это физиологическое явление связано с функционированием организма и будущим материнством. Маме следует заранее подробно рассказать о важности предстоящей перемены, объяснить, как функционирует женский организм, научить необходимой гигиене, ведению календаря менструаций, распознаванию своего психического и физического состояния в предменструальный период.

Вопросы полового воспитания, нередко вызывающие затруднения даже во вполне благополучных семьях, встречают особые препятствия в семьях неполных, конфликтных или формальных. Как правило, в подростковом возрасте дети занимают уже вполне четкое и определенное место в семье, имеют свой взгляд на происходящее. Даже если позиция детей нежелательна или неправильна, следует прежде всего попытаться понять ее. Нельзя делать из ребенка орудие борьбы друг с другом.

В неполных семьях существует реальная опасность смещения эмоционального аспекта сексуальности. Яростное сопротивление подростка новому браку отца или матери выражает и усиливает его психологическое напряжение. Эгоистические интересы безраздельного и безоговорочного властвования в сыновней или дочерней любви приводят к преждевременному и травмирующему надрыву отношений. Полный отказ от себя во имя ребенка, которым нередко так горды одинокие матери, и требование от детей аналогичного отказа от расположения к другим лицам являются теми формами порабощения ребенка, последствия которых и реакции на которые могут быть очень различными. Впоследствии, и нередко, у таких детей отмечаются непрочные браки. Подобные проблемы не являются обязательным и непременным спутником неполных семей, но вероятность их в таких условиях повышена.

Взаимные отношения родителей являются той моделью, на -основе которой мальчики и девочки формируют установки мужественности и женственности и взаимоотношений полов. Пример родителей демонстрирует детям не только права, но и обязанности. Поступки и разговоры взрослых, свидетельствующие о великодушии или эгоизме, деликатности или грубости, широте или узости интересов, преломляются в соответствующем отношении детей к жизни.

Как часто взрослые не понимают чувств своих детей или считают их несерьезными и постоянно подшучивают над ними! Они могут опрометчиво отчитать своего ребенка или сделать ему обидное замечание в присутствии того, к кому проснулось чувство симпатии, а это ранит нежную детскую психику. Очень важно в то время, когда у детей просыпается первое чувство к противоположному полу, обратить их внимание не на внешние атрибуты (лицо, фигуру, физические достоинства или недостатки), а научить распознавать истинные человеческие качества. Тогда можно надеяться, что постепенно ребенок научится правильно выбирать себе друзей и спутников жизни. Плохой товарищ, неудачная первая любовь наших детей или неудачный брак во многом предопределены тем, научили ли мы их распознавать в людях главное, отличать истинные чувства от ложных, понимать мотивы своего и чужого поведения.

Искусство любить и быть любимыми приходил к нам прежде всего под влиянием семьи. Именно родители должны внушать детям представление о постоянстве чувства, показывать роль детей в укреплении взаимоотношений. Эту задачу можно решить, комментируя содержание литературных произведений и фильмов, нравственные и безнравственные поступки героев. При каждом удобном случае нужно говорить о воспитании чувства прекрасного, подчеркнутом отношении к настоящей любви, преклонении и восхищении перед благородством и верностью любящих сердец.

Воспитание души ребенка — тонкий, кропотливый и постоянный труд. Поздно и чаще всего бесполезно указывать повзрослевшим сыну или дочери на далеко не самый лучший объект любви, который овладел их чувствами и воображением. Часто наши дети встречаются с любовью неподготовленными. Отсюда и непостоянство чувств, и цинизм, и неутешительная статистика разводов. Шекспировский монах Лоренцо, укоряя Ромео за пылкость души, говорит ему: «Вызубрил любовь ты наизусть, не зная букв». Любовь, как и речь, существует только в обществе и усваивается каждым человеком по мере его взросления и участия в жизни общества, и прежде всего — семьи.

Чтобы у ребенка не получилось исковерканного представления о любви, родителям важно заметить то особое состояние, которое возникнет у него, когда настанет время, и тактично сопереживать с ним, незаметно направляя его чувства и поступки в нужное русло.

Оставить комментарий